14 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

История московских мостовых от дерева до плитки

Брусчатка на Красной площади

Брусчатка может быть выполнена с применением различных способов. Самыми распространенными материалами для ее изготовления являются натуральный камень и бетон.
Камень сначала раскалывается, потом шлифуется и обрабатывается специальным способом. Благодаря такой обработке получается округлый с одной стороны камень.

На Красной площади используются габбро-диабазы, привезенные из Карелии. Там их добывают на островах Онежского озера. Сам камень магматического происхождения, имеет очень редкую породу. Первые образцы были привезены в сердце России в двадцать четвертом году двадцатого века. Для укладки брусчатки на Красной площади потребовалось около пяти миллионов камней. По прочности данная порода может поспорить с гранитом. Брусчатка из данного материала визуально отличается от современной. В первую очередь, различие состоит в форме. Данный камень имеет более квадратную форму, чем кирпич. Ручная обработка придает камням интересный и естественный рельеф.

Москва красная площадь фото

Стоит заметить что стоимость данного камня очень высока, поэтому покрытие из него высоко ценится. Поверхность обладает черным цветом, что идет вразрез с наименованием площади, выполненной из него.

Первые эксперименты с камнем

Главным материалом для первых мостовых было дерево. Они были сооружены в двенадцатом веке, когда было закончено строительство первых защитных сооружений Москвы. Конечно, обустройство мостовых было организовано только внутри крепостей, по причине отсутствия за ними самого города.

Булыжная мостовая в Кривоколенном переулке на картине Карла Бодри, 1843 г.

Впервые улицы за пределами Кремлевского архитектурного ансамбля были замощены в четырнадцатом веке. На тот момент наличие мостовых отражали даже в названиях улиц.
По мере эксплуатации дороги из дерева зарастали слоем земли, поэтому новые просто укладывали сверху наросшего грунта. Когда современники провели раскопки, выяснилось что такие слои могли выситься на полметра в высоту.
В шестнадцатом веке Красная площадь все еще не имела покрытия. Деревянные покрытия шли с улиц и обрывались, достигнув площади.
В сорок третьем году семнадцатого века Москва увидела первую каменную мостовую. Ее образец торжественно соорудили на Патриаршем дворе. Дело принадлежало рукам Михаила Ермолина. Последний получил за свою работу четыре рубля, что в те времена являлось очень крупной наградой.

Мостовая из песчаника в Кремле на Соборной площади.

Улицы стали мощеными только в начале восемнадцатого века, когда к власти пришел Петр Первый. Был издан указ, согласно которому каждый крестьянин обязывался добывать и привозить в столицу камни. Последние должны были быть крупными, не принимались камни мельче чем гусиное яйцо. Кроме того, горожанам было велено мостить улицы напротив своих дворов. Каждый житель должен был сделать дорогу гладкой и выполнять четкие инструкции от мастеров. Кроме того, дороги должны были иметь укрепленные стоки. На концах улиц стоки вели к рекам и озерам. Это предусматривало разнос дорог весной и осенью.
Несмотря на принятые великим императором меры, многие улицы были по-прежнему вымощены деревом. Такая тенденция сохранилась до пожара, который был устроен во время войны с Наполеоном.

Проезжая часть из булыжника и тротуары из плит песчаника.

Обязанность следить за состоянием мостовых и обновлять их, лежала на домовладельцах. У многих не было на это денег, поэтому для помощи таким владельцам был учрежден капитал. Из него регулярно выделялись средства для помощи горожанам.
Тем не менее, качество мостовых оставляло желать лучшего. Во многом это происходило из-за того, что ими занимались неквалифицированные работники. Многие домовладельцы не спешили с обновлением мостовой, другие выполняли работы очень плохо. Результат был закономерен – очень плохие мостовые. Покрытие проваливалось, было неровным, дорога была в ухабах.
Однако, непрофессионализм и легкое отношение к работе было не главное проблемой. Даже если мостовая укладывалась на совесть и с соблюдением всех технологий, она все равно страдала под тяжестью нагрузки и со временем приходила в негодность.

Чаще всего камни укладывали прямо на землю, из-за этого его приходилось менять почти каждый сезон. Некоторые поступали умнее: они укладывали на землю деревянные бревна, затем покрывали их мелким камнем и песком, после этого добавляли уголь. Исключительно на такую основу укладывали камень. Конечно, это помогало, но ненадолго. Камень служил в несколько раз дольше, однако, этот срок был по-прежнему мал.
В тысяча восемьсот семьдесят четвертом году дороги стали проблемой города. Иными словами, они перешли на его содержание. Однако, городские власти были обязаны следить не за всеми дорогами, а только за теми, которые использовались для дорожного движения. Это помогло улучшить состояние дорожного покрытия.

Там, на неведомых дорожках: где в Москве сохранились старые мостовые

© РИА Новости / Юрий Простяков / Перейти в фотобанк Первые мостовые появились в Москве в XII веке. Их начали укладывать на территории Кремля, первой городской крепости. В качестве основного материала дорожные умельцы использовали дерево.

Бревна укладывали поперек улиц, сверху обшивали досками по направлению движения или стесывали верхнюю часть, чтобы поверхность стала плоской.

За пределами Кремля деревянные мостовые появились только к XIV веке на центральных улицах Москвы. Когда «настилы» приходили в негодность, их засыпали грунтом и надстраивали мостовую заново. Высота такого «слоеного пирога» могла достигать 50 сантиметров.

Неудивительно, что при масштабных реконструкциях археологи до сих пор находят древние мостовые. В 1988 году в Историческом проезде разрыли «настил» XVII века. А в 2016 году в ходе реализации программы «Моя улица» на Тверской обнаружили мостовую XVI-XVII веков.

Первые мостовые появились в Москве в XII веке. Их начали укладывать на территории Кремля, первой городской крепости. В качестве основного материала дорожные умельцы использовали дерево.

Бревна укладывали поперек улиц, сверху обшивали досками по направлению движения или стесывали верхнюю часть, чтобы поверхность стала плоской.

За пределами Кремля деревянные мостовые появились только к XIV веке на центральных улицах Москвы. Когда «настилы» приходили в негодность, их засыпали грунтом и надстраивали мостовую заново. Высота такого «слоеного пирога» могла достигать 50 сантиметров.

Неудивительно, что при масштабных реконструкциях археологи до сих пор находят древние мостовые. В 1988 году в Историческом проезде разрыли «настил» XVII века. А в 2016 году в ходе реализации программы «Моя улица» на Тверской обнаружили мостовую XVI-XVII веков.

© РИА Новости / Евгений Леонов / Перейти в фотобанк В 1643 году в Москве для мощения впервые использовали камень. Первая такая мостовая появилась на территории Патриаршего двора. Повсеместное применение каменного мощения началось при Петре I, к концу XVII века. Согласно указам от 1718 года, ответственность за содержание и обновление каменных мостовых полностью перекладывалась на московских домовладельцев.

Технология мощения булыжником совершенствовалась вплоть до середины XIX века. Чаще всего его укладывали прямо на землю, без подложки. Это плохо сказывалось на качестве и долговечности улиц, поэтому покрытие приходилось менять несколько раз за год.

К 1870-м годам в столицу на смену булыжным мостовым пришли брусчатка и асфальт.

В 1643 году в Москве для мощения впервые использовали камень. Первая такая мостовая появилась на территории Патриаршего двора. Повсеместное применение каменного мощения началось при Петре I, к концу XVII века. Согласно указам от 1718 года, ответственность за содержание и обновление каменных мостовых полностью перекладывалась на московских домовладельцев.

Технология мощения булыжником совершенствовалась вплоть до середины XIX века. Чаще всего его укладывали прямо на землю, без подложки. Это плохо сказывалось на качестве и долговечности улиц, поэтому покрытие приходилось менять несколько раз за год.

К 1870-м годам в столицу на смену булыжным мостовым пришли брусчатка и асфальт.

© РИА Новости / РИА Новости / Перейти в фотобанк Новые виды и технологии мощения в Москву привезли столичные инженеры, изучавшие опыт в Европе и Баку. Чтобы протестировать разные покрытия, городские власти выделили для них пять участков на Тверской улице.

К началу XX века гранитная брусчатка занимала 57% мощения мостовых Москвы. Для каждой городской территории подбирали особый материал. Например, под трамвайные пути укладывали облегченную брусчатку не выше 14 сантиметров. А на Тверской улице — мелкую брусчатку в квадратную шашечку.

Новые виды и технологии мощения в Москву привезли столичные инженеры, изучавшие опыт в Европе и Баку. Чтобы протестировать разные покрытия, городские власти выделили для них пять участков на Тверской улице.

К началу XX века гранитная брусчатка занимала 57% мощения мостовых Москвы. Для каждой городской территории подбирали особый материал. Например, под трамвайные пути укладывали облегченную брусчатку не выше 14 сантиметров. А на Тверской улице — мелкую брусчатку в квадратную шашечку.

© РИА Новости / Евгений Биятов / Перейти в фотобанк Сегодня самая известная брусчатая площадь Москвы, конечно, Красная. До 1920-х годов здесь сохранялось булыжное покрытие, на брусчатку из диабаза (горная порода – прим. ред.) его заменили в 1930 году. Весь материал привезли с берегов Онежского озера.

Читать еще:  Инструктаж по использованию огнетушителей

В 1974 году брусчатку на Красной площади уложили на бетонную подложку. Новое покрытие сделано из горной породы габбро, которую отличает повышенная прочность и долговечность.

Сегодня самая известная брусчатая площадь Москвы, конечно, Красная. До 1920-х годов здесь сохранялось булыжное покрытие, на брусчатку из диабаза (горная порода – прим. ред.) его заменили в 1930 году. Весь материал привезли с берегов Онежского озера.

В 1974 году брусчатку на Красной площади уложили на бетонную подложку. Новое покрытие сделано из горной породы габбро, которую отличает повышенная прочность и долговечность.

© РИА Новости / Владимир Федоренко / Перейти в фотобанк Брусчатое покрытие сохранилось и на улице Кузнецкий мост. Здесь оно появилось еще в конце XIX-начале XX века.

В рамках комплексного благоустройства Кузнецкий мост превратился в оживленную пешеходную зону для москвичей и туристов. Отремонтировали фасады зданий, воздушные коммуникации убрали под землю, организовали места для отдыха и частично обновили дорожное покрытие. Старинная брусчатка при этом органично вписалась в новый облик улицы.

Брусчатое покрытие сохранилось и на улице Кузнецкий мост. Здесь оно появилось еще в конце XIX-начале XX века.

В рамках комплексного благоустройства Кузнецкий мост превратился в оживленную пешеходную зону для москвичей и туристов. Отремонтировали фасады зданий, воздушные коммуникации убрали под землю, организовали места для отдыха и частично обновили дорожное покрытие. Старинная брусчатка при этом органично вписалась в новый облик улицы.

© РИА Новости / Наталья Селиверстова / Перейти в фотобанк Еще один кусочек старины можно найти на Ильинке, напротив здания Торгово-промышленной палаты Российский Федерации. В 1900 годы проезжая часть Ильинки была выложена булыжником. Время и транспортное движение сгладило очертания мостовой, однако она до сих пор хранит в себе память о событиях вековой давности.

Кстати, именно эта улица прилегает к недавно обновленной Биржевой площади. После благоустройства совсем рядом с Ильинкой появился новый круглый фонтан, напоминающий монету, упавшую в воду.

Еще один кусочек старины можно найти на Ильинке, напротив здания Торгово-промышленной палаты Российский Федерации. В 1900 годы проезжая часть Ильинки была выложена булыжником. Время и транспортное движение сгладило очертания мостовой, однако она до сих пор хранит в себе память о событиях вековой давности.

Кстати, именно эта улица прилегает к недавно обновленной Биржевой площади. После благоустройства совсем рядом с Ильинкой появился новый круглый фонтан, напоминающий монету, упавшую в воду.

© РИА Новости / Евгения Новоженина / Перейти в фотобанк Настоящая булыжная мостовая сохранилась на территории Крутицкого подворья, исторического и архитектурного памятника. Гуляя здесь, можно в буквальном смысле прикоснуться к московской истории.

Особенно эффектно булыжное покрытие смотрится у Святых ворот с Крутицким надвратным теремом. В лучах заката он производит неизгладимое впечатление, как будто попадаешь на страницы старинной книги.

Настоящая булыжная мостовая сохранилась на территории Крутицкого подворья, исторического и архитектурного памятника. Гуляя здесь, можно в буквальном смысле прикоснуться к московской истории.

Особенно эффектно булыжное покрытие смотрится у Святых ворот с Крутицким надвратным теремом. В лучах заката он производит неизгладимое впечатление, как будто попадаешь на страницы старинной книги.

© РИА Новости / Владимир Федоренко / Перейти в фотобанк А вот клинкерное покрытие встречалось в Москве реже остальных, но и ему в самом центре города установлен своеобразный памятник.

Сверхпрочный клинкерный кирпич, голландское изобретение, использовали для мощения московских улиц в качестве эксперимента в XX веке. Материал укладывали «елочкой», придавая улицам необычный и красивый вид. Так, например, в 1910-е годы «клинкерной» стала часть Театральной площади, а в 1932 году – Пушечная улица в районе Лубянки.

В 2015 году во время благоустройства Пушечной улицы под снятым асфальтом обнаружили практически целое покрытие из клинкерного кирпича. Благодаря своей прочности, материал сохранился до наших времен с минимальными потерями. Фрагмент этой уникальной мостовой перенесли на новый гранитный тротуар, под окна церкви Софии у Пушечного двора. Сегодня этот небольшой краснокирпичный островок – настоящая достопримечательность.

А вот клинкерное покрытие встречалось в Москве реже остальных, но и ему в самом центре города установлен своеобразный памятник.

Сверхпрочный клинкерный кирпич, голландское изобретение, использовали для мощения московских улиц в качестве эксперимента в XX веке. Материал укладывали «елочкой», придавая улицам необычный и красивый вид. Так, например, в 1910-е годы «клинкерной» стала часть Театральной площади, а в 1932 году – Пушечная улица в районе Лубянки.

В 2015 году во время благоустройства Пушечной улицы под снятым асфальтом обнаружили практически целое покрытие из клинкерного кирпича. Благодаря своей прочности, материал сохранился до наших времен с минимальными потерями. Фрагмент этой уникальной мостовой перенесли на новый гранитный тротуар, под окна церкви Софии у Пушечного двора. Сегодня этот небольшой краснокирпичный островок – настоящая достопримечательность.

История московских мостовых от дерева до плитки

Журнал добавлен в корзину.

БЕЗЫМЯННЫЕ УЛИЦЫ ДРЕВНЕЙ МОСКВЫ

Доктор исторических наук Т. ПАНОВА.

Москва возникла на берегу довольно большой реки, служившей торговым путем, на уже обжитых местах — когда-то их заселили славянские племена кривичей и вятичей. В конце XI века это еще небольшой город, расположившийся возле устья реки Неглинной, с укрепленной крепостью на Боровицком холме. За тысячелетнюю историю в Москве образовался богатейший культурный слой. Трудами археологов он постепенно открывает страницы становления и развития большого и очень своеобразного города, ставшего сначала столицей Московского княжества, а позже — и всей Руси.

Недавно мне задали вопрос: «А где проходила в Москве самая древняя, первая улица?» И я с удивлением поняла, что каждый день иду на работу (в Кремлевский музей) по одному из участков древнейшей московской улицы, когда вхожу в Кремль через Троицкие ворота. Когда-то это была обычная грунтовая дорога, по которой в XII столетии проезжали из Владимира и Суздаля на запад, в Смоленск, и на юг, в Киев и Чернигов. А сегодня часть этого пути ежедневно проходят многочисленные посетители Кремля — средневековой крепости Москвы.

Люди всегда селились там, где существовала возможность удобных проездов — по торговым ли, военным ли делам. Вот и первую крепость на Боровицком холме построили рядом с такой сухопутной дорогой и недалеко от крупной водной артерии среднерусской равнины — Москвы-реки. Остатки первой крепости — укрепления из дерева и мощные валы высотой 7 и шириной в основании до 14 метров — археологи обнаружили в 1959-1960 годы в котловане, который тогда рыли под здание Кремлевского дворца съездов. Эта постройка из бетона и стекла практически накрыла собою место, на котором в 1156 году возвели древнейшую московскую крепость.

Проходя через Кутафью башню и поднимаясь по крутому Троицкому мосту на высокий Боровицкий холм (на 25 метров вверх), мы повторяем маршрут людей XII века, спешивших попасть из южных или западных городов во Владимир и в Суздаль. Их путь пролегал вдоль современных нам ориентиров — мимо входа в Государственный Кремлевский дворец (бывший Кремлевский дворец съездов), вниз по ступенькам к Патриаршему дворцу и далее через арку выводил на Соборную площадь, затем по южной оконечности (бровке) Ивановской площади вниз к Константино-Еленинским воротам, на Васильевский спуск и к Москве-реке.

Археологические раскопки свидетельствуют, что рядом с крепостью (в северной части Соборной площади) во второй половине XII века активно начали селиться люди. И уже в конце XII столетия они замостили проходившую мимо грунтовую дорогу деревом. Так на Боровицком холме появилась первая улица Москвы. Кстати, в то время город был еще очень мал и весь умещался на верхней террасе холма.

Остатки настилов этой первой, скорее всего безымянной, улицы археологи увидели в середине 1960-х годов, когда копали в районе Патриаршего дворца — тогда шла работа по замене пришедшего в негодность фундамента этого здания XVII века. И вот в восточной проездной арке, под церковью Двенадцати апостолов, на глубине чуть более 5 метров, глазам археологов открылась мощенная деревом улица, по которой люди ходили и ездили более восьми веков назад. А по ее правой стороне (если двигаться от Троицких ворот) стояли жилые дома и хозяйственные постройки москвичей (археологи, естественно, увидели лишь то, что от них осталось).

Улица была более 4 метров в ширину, раскопать же в длину удалось участок лишь в 15 метров. Основу улицы составляли круглые бревна-лаги, на которые вплотную были уложены толстые (10 см) и широкие (10-15 см) плахи — так называемый настил. Когда первый настил поизносился и зарос грязью, на него уложили следующий. (Как установили археологи, работавшие в древнем Новгороде, поновление уличного мощения происходило, как правило, через 20-25 лет.)

Читать еще:  Температура сварки современных полипропиленовых труб

Исследуя участок древнейшей московской улицы, ученые обратили внимание на то, что местами между плахами мостовой попадаются плоские кости домашних животных. Затем выяснилось, что часть настила вообще лежит на вымостке из костей — то были ребра, зубы и расколотые пополам челюсти коров и лошадей. Последующие археологические наблюдения в северной части Соборной площади, проведенные в конце 1960-х и в 1970-1980-е годы, прояснили, что отмостка из костей домашних животных в конце XII столетия занимала значительную площадь, не менее тысячи квадратных метров. Это мощение тянулось от алтарной части церкви Двенадцати апостолов и уходило под здание Звонницы. Пласт костей достигал толщины 20-25 см, а на одном из участков даже полуметра! Появилась такая костная площадка, вероятнее всего, в связи с необходимостью замостить влажный участок территории раннего города. В исходном рельефе здесь просматривается впадина, в которой и скапливалась вода.

Древнейшая улица Москвы не меняла свою трассу более трех столетий и прекратила существование лишь в конце XV века, когда в кирпичной крепости города сделали новые ворота, а планировка застройки и система улиц Кремля изменились.

Одной из новых мощеных улиц в XVI веке стала Никольская. Участки ее археологи обнаружили в 1994-1995 годах возле Кремлевского дворца конца XVIII века, построенного архитектором М. Казаковым (ныне — резиденция президента РФ). Ранние составлявшие ее настилы первой половины — середины XVI века были довольно простыми — доски на лагах. А в конце XVI — середине XVII века конструкция мощения усложнилась. И хотя дерево сохранилось не везде хорошо, удалось проследить и понять конструкцию мостовой. На продольных лагах (в площадь археологической траншеи попали две линии лаг-подкладок) вплотную друг к другу лежали поперечные бревна, поверх которых набиты доски, уложенные продольно (как и лаги). Лаги из еловых стволов с остатками сучков сохранились плохо: в полусгнившем виде их диаметр не превышает 12-15 см. Доски верхнего настила имели ширину 13-14 см при толщине 6 см. Их прибивали к бревнам наката железными костылями длиной 12-15 см, загибая частично на доску. Длина досок, набитых продольно на поперечные бревна, не превышала 1,5-1,6 метра.

В 1994 году впервые удалось обнаружить деревянную мостовую, конструкция которой частично представлена на одном из древнейших планов Московского Кремля — первых лет XVII столетия. На нем показана улица, замощенная продольно положенными досками. И археологические работы подтвердили: этот план Кремля правильно отражает характер улиц центра Москвы в XVII веке.

Обнаружены в Кремле и уличные настилы, сооруженные лишь из бревен, — накат, или накатник. Такое мощение, как считают археологи, использовалось в основном в конце XV и в XVI веке, хотя в некоторых русских городах этот тип настилов применяли и в более ранние времена — во Пскове, например, в XIII-XIV веках.

К редким для городского благоустройства древностям относятся гати. На территории Кремля гать зафиксировали лишь в одном месте. Она появилась во второй половине XIV века, видимо, из-за необходимости замостить сырой участок, образовавшийся после сооружения деревоземляных укреплений 1339 года. По всей видимости, эти укрепления нарушили естественный сток влаги с верхней террасы Боровицкого холма в районе Арсенала. Гать представляла собою мощение из тонких веток и сучьев, ее пласт достигал толщины 15-20 см.

В пределах укрепленного центра Москвы обнаружены и выстилки из бересты — скорее всего, так устилали усадебные дворы. Два подобных покрытия относятся ко второй половине XIII века, а один — к рубежу XV-XVI веков.

Ученые выделяют несколько способов, какими с середины ХII века и по первую треть XVI настилали улицы и мостили дворы Кремля. Прежде всего — традиционный, хорошо известный по Великому Новгороду: мощение из полубревен на трех линиях лаг. В Кремле найдено четыре таких места, они датируются концом ХIII и рубежом XV-XVI веков. Но чаще всего при благоустройстве Москвы (особенно в ранний период) использовали настилы из толстых досок на лагах — таких почти треть от общего числа находок, в то время как из полубревен устроены только около 15 процентов мостовых. Другие конструкции представлены примерно в равном количестве: выстилки из бересты и гать — около 15 процентов и столько же конструкций, которые не поддаются определению. Довольно много (чуть больше четверти площади) мостили с помощью уже упомянутого накатника. Однако такой способ начинают применять в Москве довольно поздно, только на рубеже XV-XVI веков.

Стоит сказать и о древнем мощении улиц булыжником, остатки его обнаружены при археологических работах на мысовой площадке Боровицкого холма (двор Оружейной палаты). Участок, замощенный крупным булыжником, залегает на глубине 5,7 метра и относится к середине XII века. Булыжное мощение в древнерусских городах встречается довольно редко и, как правило, говорит о том, что усадьба принадлежала человеку высокого ранга — князю, именитому боярину. В Кремле же конца XII века булыжник был использован и для устройства отмостки вдоль древней насыпи вала. Это, вероятно, сделали для удобства передвижения воинов в сырое время года. Скорее всего, для этой отмостки пошел в ход булыжник дворового мощения ранней усадьбы.

Современная система улиц и площадей в Кремле стала формироваться в начале XVI века вместе с возведением новой крепости при великом князе Иване III. Кремль тогда был застроен много плотнее, и кривых переулков между дворами знати и церковными владениями было очень много. Они не только вились по верхней террасе Боровицкого холма, но и спускались по склонам вниз, на Подол — так назывался берег Москвы-реки у подножия холма.

Три основные улицы вели к центру Кремля, то есть к Соборной площади: от Никольских, Ризоположенских (Троицких) и Фроловских (Спасских) ворот. Главной из них была Большая улица, по которой проезжали и шли люди от Фроловских проездных ворот. Впервые улица названа Большой или Великой при описании пожара, случившегося в Кремле в 1468 году. Остальные улицы, как правило, названий не имели. Только в XVII веке свое имя получила Никольская. Хотя в «Описи Кремля» 1626 года эта улица и улица, идущая к Ризоположенским воротам, все еще безымянны и называются просто большими улицами, пролегавшими к определенным воротам. Их ширина не превышала трех саженей (или 6-6,5 метра).

В это время уже существовал Чудов переулок, проходивший за владениями мужского Чудова и женского Вознесенского монастырей. Одна из чудовских церквей (во имя Козьмы и Демьяна) находилась на месте пересечения Чудова переулка с Никольской улицей, называемом Никольским «крестцом» или перекрестком. Как показали археологические работы 1995 года, к этому перекрестку от Троицких ворот в XVII столетии подходила еще одна улица, мощенная деревом, но ее название не сохранилось.

Остатки мощения еще одного переулка, отмеченного в «Описи Кремля» за 1626 год, были обнаружены в южной части Ивановской площади. «В царя Константиновском переулке поперег 2 сажени и тому быти по-прежнему», — записали чиновники, радевшие о пожарной безопасности в крепости (то есть о том, чтобы проезд между сторонами переулка был достаточно широк) после опустошительного бедствия 1626 года. Переулок получил название по церкви во имя царя Константина и матери его Елены, стоявшей на Подоле Кремля с XV века вплоть до 1930-х годов. Настил этого переулка был сделан из круглых бревен.

Так постепенно, фрагментарно археологи прослеживают развитие уличной сети, которая складывалась в средневековой крепости Москвы на протяжении более восьми столетий. И как не ощутить связь с первой безымянной улицей Москвы, скрытой в толще земли вековыми наслоениями, входя на территорию Кремля через Троицкие ворота!

Красная площадь

Кра́сная пло́щадь — главная площадь Москвы, расположена между Московским Кремлём (к западу) и Китай-городом (на восток). Выходит к берегу Москвы-реки через пологий Васильевский спуск. Площадь тянется вдоль северо-восточной стены Кремля, между Кремлёвским проездом, проездом Воскресенские Ворота, Никольской улицей, Ильинкой, Варваркой и Васильевским спуском к Кремлёвской набережной. Западную часть площади ограничивает Московский Кремль, восточную — Верхние торговые ряды и Средние торговые ряды. Входит в единый ансамбль с Московским Кремлём, однако исторически является частью Китай-города [1] [2] [3] [4] [5] [6] .

Площадь издревле служила местом торга, где много веков подряд возводились временные и постоянные торговые ряды. В советское время на площади проходили военные парады и демонстрации, после распада СССР она стала использоваться для общественных мероприятий и концертов [9] [10] [11] [12] [13] [14] .

Читать еще:  Укладка отмостки из плитки

Общая длина — 330 метров, ширина — 75 метров, площадь — 24 750 м². Вымощена брусчаткой из крымского габбро-диабаза [1] [15] [16] [17] .

Содержание

Этимология

С момента своего формирования Красная площадь сменила несколько названий. Первое летописное упоминание о ней относится к XV веку и находится в записи 1434 года о смерти юродивого Максима, «который положен бысть у Бориса и Глеба на Варварьской улице за Торгом». Торгом нынешняя Красная площадь называлась вплоть до начала XVII века, хотя существовала не только как рынок, но и как центр общественной жизни: например, на ней проходили «побивания кнутом» и казни [1] [7] [8] .

Встречалось также название «пожар» в значении «пустое, полое место, связанное с торговлей». В 1534 году летопись так обозначала место строительства Китайгородской стены: «около всего пожара, идеже у них вси торговые ряды» [14] . К огню это наименование отношения не имело. Как писал художник Аполлинарий Васнецов:

В источниках от 1634 года приводится приговор воеводе Михаилу Шеину и окольничьему Артемию Измайлову, которым «отсекли на пожаре головы» за неудачи в Смоленской войне. Запись 1643-го сообщает, что «октября в 22 день ходил Государь ко пречистой Богородице Казанской, что на пожар». Такое имя появилось у площади в честь пожарных обозов, которые стояли на месте нынешнего Исторического музея. Подобные торговые «пожары» были также в Суздале, Великом Новгороде и Казани [18] .

Со второй половины XVII века за площадью закрепилось название «Красная», то есть «главная». Под этим именем она фигурирует в летописях уже в середине столетия:

Распространена версия, что прилагательное «красная» использовалось в значении «красивая» [19] . Однако в действительности торговая площадь в ту эпоху ещё не имела сколько-нибудь выразительного архитектурного облика [1] . Существует также гипотеза, что название «красная» было присвоено по прямому указу царя Алексея Михайловича в честь парадного крыльца его дворца [20] .

История

Древнейший период

Анализ наиболее древних культурных слоёв на Красной площади показал, что уже во второй половине XI — начале XII века лес на её месте был вырублен, а земля использовалась под пашню. К этому времени, предположительно, на Боровицком холме образовались крупные поселения, а по правому берегу Неглинной на Кучковом поле сложился первый «торг» — рыночная площадь [12] . С годами Москва росла, развиваясь от деревянного Кремля Ивана Калиты до белокаменной крепости Дмитрия Донского. Ко второй половине XIV века окончательно сложилась граница северо-восточной части кремлёвских стен. Боровицкий торг разделился на две части — Занеглименскую (или Арбатскую) и Подкремлёвскую, которая впоследствии и оформилась в Красную площадь [2] [3] [1] .

Историки предлагают разные версии о порядке формирования Красной площади. Например, по мнению москвоведа Петра Сытина, она появилась в конце XV века, когда по указу Ивана III с её современной территории «были убраны дома, лавки и церкви посада» и освобождено место для торговых рядов [21] . При дальнейших исследованиях тексты этих указов из Полного собрания русских летописей идентифицировали как относящиеся к территориям на западе за рекой Неглинкой и южной земле за Москвой-рекой. Другая версия гласит, что для создания Красной площади не требовалось искусственных мер, она стихийно сформировалась на удобном пустом пространстве у крепостных стен, за которыми легко было укрыться в случае неожиданного нападения на город [1] .

XVI век

Архитектурный облик и границы

В этот период Красная площадь с севера была ограничена Китайгородской стеной (на месте современного Исторического музея), с юга переходила в Васильевскую площадь и спускалась к Москве-реке. Ближайшим выходом из Кремля были ворота Беклемишевской башни. К ним через Алевизов ров, созданный в 1508 году как часть фортификационного усиления крепости, вёл подъёмный мост. Территория нынешней площади фактически состояла из трёх самостоятельных частей:

Это деление площади на три части сохранялось вплоть до первой половины XVII века [23] . Несколько небольших участков также имели отдельные названия: например, площадка у Казанского собора называлась «Вшивая», потому что практически постоянно была покрыта толстым слоем волос: по свидетельствам немецкого путешественника Адама Олеария, в Великий четверг москвичи приходили на Красную площадь стричься, «тогда земля у Посольского двора устилалась волосами, как мягкими тюфяками» [24] . Вокруг деревянной церкви Троицы на рву образовалась Троицкая площадь, это название использовалось почти век. На начало XVI века на Красной площади было ещё тринадцать церквей [25] .

Китай-город и Кремль были противоположны друг другу в первую очередь из-за своих жителей: первый населял простой люд и купцы, второй — бояре и царская семья. Красная площадь как стилистически более близкая к народу стала материальным воплощением этой разницы: пёстрый Покровский собор противопоставлялся сдержанному оформлению кремлёвских храмов, суета базара — спокойной атмосфере крепости. Лобное место как трибуна для оглашения царских указов была не нужна в Кремле, где жили власть имущие, но необходима в посаде, где собирался народ. За Ильинкой, Никольской и Варваркой начиналась деревянная застройка — небольшие церкви и двухэтажные купеческие дома, обычно второй этаж в них отводился под жильё, а на первом располагались лавки [13] [22] .

Торговля

Москва XVI века уже занимала обширную площадь, в ней существовало множество рынков и базаров. Самым главным местом торговли был Китай-город, второе занимала Красная площадь. На ней наиболее оживлённым являлся участок между Никольскими и Спасскими воротами [25] .

Правила продажи были регламентированы: «тягловые» торговцы имели установленное место в общем ряду и платили налоги. Их товары различались по группам и каждой отводилась собственная скамья, перемещаться на другие запрещалось. В отдельные ряды выделялись: Пирожный, Калачный, Гречневый, Медовый, Молочный, Масляный, Ветчинный, Сахарный, Орешный, Ветошный, Хрустальный и другие, отдельные для каждой группы товаров. Всего таких рядов было до 150, многие из них дали названия московским улицам и переулкам, которые впоследствии сформировались на этой территории [8] . У Спасского моста тянулись ряды с книгами и гравюрами. Рядом с храмом Василия Блаженного торговали «стрелецкие женки и девки» — продавали румяна, белила и предметы туалета. Стрельцы пользовались своим привилегированным положением и не подчинялись правилам, которым обязали следовать «тягловых» торговцев: налогов не платили, занижали цены и не придерживались установленных мест. Так же поступали коробейники и лоточники, вопреки запретам и указам не вести торговлю их на Красной площади было всегда много. С лотков продавали квас, пироги, воблу, овощи и ягоды [26] [10] [27] .

В средние века Москва горела минимум восемь раз в год. После особенно сильного пожара в 1595-м были уничтожены практически все здания на Красной площади, финансовый ущерб был очень значительным. Чтобы уберечь торговцев и товар от новых разрушений, на месте деревянных рядов в 1596—1598 годах были построены одно- и двухэтажные лавки — «каменные купеческие палаты». Они очертили восточную границу существующей площади и образовали три квартала, позднее получившие названия Верхних, Средних и Нижних торговых рядов. Одновременно между рядами был уложен первый аналог мостовой: поперёк нижнего слоя из брёвен прибивали гвоздями толстые доски [28] . Архитектурный облик новых торговых рядов в виде одинаковых ячеек, объединённых аркадами, стал образцом торговых сооружений в России и долгое время использовался при возведении Гостиных дворов, лавок, купеческих домов и усадеб [29] .

Функции Красной площади этого периода не ограничивались только торговлей, на ней можно было найти и предложить любые возможные услуги, работу или помощь, причём для каждой отводилось отдельное пространство. В тёплое время года прямо под открытым небом работали цирюльники, у Лобного места сложилась биржа труда, где в поисках работы собирались крестьяне из пригородов, часто — с женами и детьми. Для каждой специальности — каменщиков, кузнецов, кровельщиков — предназначалась определённая стоянка. Неподалёку дежурили ломовые и легковые извозчики, в XVI—XVII веках — до двухсот человек одновременно. Во время стоянки вознице нельзя было сходить с лошади или отходить от телеги, а площадку надлежало убирать. За соблюдением порядка следили служилые съезжих дворов. Часто случались драки, когда извозчики «били и грабили самих дежурных стрельцов». У Спасских ворот собирались лишённые сана священники и «торговцы словом божьим», которые за плату совершали обряды и молитвы. Повсюду встречались юродивые и нищие, просящившие подаяния, выступали скоморохи и гусельники. Ближе к Москве-реке находились склады и дворы строительных материалов, работали плотники, столяры и грузчики [9] [10] .

В XVII столетии зародилась традиция проводить на Красной площади торжественное церковное шествие в неделю Ваий. Праздник и народные гуляния повторялись каждую весну вплоть до 1700 года [30] .

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector