0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Монолог задорнова про бочку с кирпичами

Смеркалось. по М. Задорнову

«Пишу вам из реанимации. Когда вспоминаю, как я сюда попал, начинаю смеяться, а делать мне этого нельзя, потому что я весь травмирован».
Согласитесь, человек, хохочущий в реанимации, мягко говоря, заинтриговывает. Я стал читать, с каждой следующей строкой убеждаясь, что передо мной письмо этакого энергичного бедолаги, который очень посредственно учился в школе, в результате чего стал жертвой собственного недообразования. (М.Задорнов)

Решил Фомич соорудить пристройку,
А где кирпич «за так» достать в глубинке?
Как водится, отправился на стройку –
Чего мудрить, привыкли по старинке.

Весь долгострой, задуманный богато,
Был Фомичом осмотрен по-этажно.
Картина маслом! Все, что можно – снято.
Но для рассказа это не столь важно.

Шестой этаж. Улыбкою Фортуны
Вознагражден халявщины сторонник.
Мир не видал еще такой парсуны:
На фоне кирпича – его поклонник!

Когда есть шанс разжиться на халяву,
Наш человек раздумывать не будет –
Соображалку включит и на славу
Воспользуется всем, что ни добудет.

В окне бревно распорками зажато,
От бочки через блок канат натянут.
Лебедки нет, хотя была когда-то.
Теперь уже искать ее не станут.

Фомич ту бочку загрузил по-полной.
От счастья и везения сгорая,
Вздымая пыли и цемента волны,
Скатился вниз, ладошки потирая.

(Хочу напомнить всем, что это слово –
Оригинал из авторской записки,
Для Фомича, наверное, не ново.
Он так любил шокировать им близких).

Забыв, что бочка тяжелее кратно,
И физики закон не отменяли,
Фомич перекрестился аккуратно
И, отвязав конец, шепнул себе: «Ну, взяли!»

Как говорил Задорнов: «Все вдохните!
Прочувствуйте поэзию момента!»:
Сверкающий, как спутник на орбите,
Над лесом взмыл Ильич без постамента.

Во всей красе, как это ни печально,
Был освещен пылающим закатом
Стремительно взлетавший вертикально
Фомич с рукой, обмотанной канатом.

Сообразил, в чем дело, слишком поздно,
Ну, а поскольку был в душе поэтом,
И понадеявшись, что это не серьезно,
Залюбовался нежным лунным светом.

3. Пролетая мимо третьего этажа

Среди Ого! и прочих междометий,
Красотами любуясь в одиночку,
Он лихо пролетает этаж третий,
С размаху головой «въезжая» в бочку.

Удар мощнейший! А Фомич все выше,
Так высоко, что видно всю округу.
Еще в сознании, но еле-еле дышит,
Свободной левой крестится с испугу.

Железный блок беднягу остановит –
Финал полета видится ужасным,
Прощальным взглядом деревеньку ловит.
Закат уже не кажется прекрасным.

Последний миг… Но в землю бочка бьется,
Дно вылетает вместе с кирпичами,
И с той же скоростью Фомич опять несется,
Но уже вниз. С квадратными очами.

Потом признался, что в моменты эти
Промчалось все: любовь, жена, корова.
Отвлекся. Пролетая этаж третий,
С «родною» бочкой повстречался снова.

Она отшибла нижнюю часть тела,
И приложилась так, что враз у Фомича
Едва-едва душа не отлетела.
Страдалец молча пал на груду кирпича.

4. Не смеркалось!

Теперь еще раз глубоко вдохните!
Цитирую письмо в оригинале:

«Хотите – верьте, или не хотите,
Придя в сознанье, посмотрел вначале
На лунный свет. В природе не смеркалось!
Но что со мной? И что с рукою сталось!?

Ее наверх болезненно тянуло.
На кой канат вообще? – в сердцах себе сказал,
Но, к сожаленью, в голове замкнуло.
Не долго думая, канат я отвязал.

Послышался какой-то страшный грохот,
Вниз сорвалась, повизгивая, тень,

Монолог задорнова про бочку с кирпичами

Михаил Задорнов

ЗАПИСКИ ОХОТНИКА ЗА КИРПИЧАМИ

Я часто получаю письма от своих читателей и телезрителей. По первым же строчкам становится ясно: пишет графоман, шизофреник или человек разумный, наблюдательный, порой даже остроумный. Однажды распечатал письмо, написанное очень корявым, меняющимся от абзаца к абзацу почерком. Его автор явно был человеком нервным, а скорее всего даже не в себе. Однако, прочитав первые строчки, я понял, что все равно дочитаю письмо до конца. Вот они:

«Пишу вам из реанимации. Когда вспоминаю, как я сюда попал, начинаю смеяться, а делать мне этого нельзя, потому что я весь травмирован».

Согласитесь, человек, хохочущий в реанимации, мягко говоря, заинтриговывает. Я стал читать, с каждой следующей строкой убеждаясь, что передо мной письмо этакого энергичного бедолаги, который очень посредственно учился в школе, в результате чего стал жертвой собственного недообразования.

Он собрался соорудить пристройку к своему дому. Основательную. Из кирпича! Но ему даже и мысли не пришло в голову купить кирпичи. Только наворовать! Жил он в глубочайшей глубинке. Стройка была там всего одна. На окраине. Длилась много лет. Обшарив все окрестности, только на ней он нашел свободные кирпичи. Правда, на шестом этаже этого недостроенного долгостроя. Сначала решил, что сил у него хватит сгонять туда-обратно раз двести (я давно заметил, что в нашем человеке появляется самая необузданная энергия, когда он чувствует, что ему что-то где-то может достаться на холяву). Потом, правда, к его чести и соображалке, он решил все-таки изучить ситуацию. А вдруг найдется какой-то другой способ спустить вниз кирпичи! Не такой занудный, как беганье с ведром на шестой этаж и обратно. Изучил. Пришел к выводу, что такой способ есть. Рабочие сами поднимали кирпичи наверх довольно изобретательно. Бочкой. Бочка была привязана к тросу. Трос пропущен через блок, прикрепленный на шестом этаже. Те, кто стоял внизу, работали при этом лебедкой. Этакое доморощенное, не переводимое на другие языки устройство. Поскольку лебедку уже давно с этого долгостроя украли сами рабочие, в конце дня строители привязывали внизу конец троса, оставляя бочку наверху, чтобы ее, бочку, не украли. Им на ум не могло прийти, что может однажды случиться. Этой бочкой и решил воспользоваться наш герой.

Читать еще:  Автоматический гидравлический пресс для силикатного кирпича

Несмотря на то, что я пересказываю письмо своими словами, одно слово автора не могу не сохранить без изменения. Вспоминая в самом начале тот предреанимационный вечер, он написал: «Смеркалось». Все-таки в русском человеке всегда теплится ностальгия по поэзии, писательству. От такого вступления у меня создалось ощущение, что сейчас я буду читать Тургенева. Этакие «Записки охотника за кирпичами».

Итак… Смеркалось! Бедолага забрался на шестой этаж. Нагрузил кирпичами бочку. Естественно, нагрузил максимально, чтобы уложиться в минимальное число спусков. И, естественно, перегрузил. В экономике цивилизованных стран это назвали бы «неправильным планированием». Спустился вниз. Помните? Смеркалось! Для страховки (чтобы бочка не выскользнула) привязал трос к правой руке и отвязал его конец от коряги.

Поскольку перегруженная бочка была намного тяжелее его самого, смеркалось или не смеркалось, не имело уже никакого значения. Согласно простейшему закону физики наш герой начал возноситься. Он не сразу понял, что с ним произошло. Сообразил, в чем дело, только когда, взмыв над елками, увидал закат над лесом. Все-таки в душе он был поэт. А посему, любуясь закатом над лесом, не заметил, как, пролетая мимо третьего этажа, верхней частью туловища встретился с бочкой. От удара чуть не потерял сознание. Но вывернулся. И полетел дальше. Подлетая к блоку, был уверен, что жизнь закончилась: сейчас переломает все кости. С испугу перекрестился свободной левой рукой. Однако, на его счастье, существуют все-таки законы физики. Бочка в этот момент ударилась о землю. От удара дно бочки вылетело вместе с кирпичами, и наш «поэт» с той же скоростью полетел вниз…

Как люди проводят вечера в нашей стране? Кто на концерты ходит, кто в театр. В этот момент, по его признанию, он подумал, что лучше бы он все-таки сегодня вечером пошел с женой в клуб на концерт. Хотя концертов терпеть не мог. Видимо, так его эти мысли увлекли, что он опять не заметил, как, пролетая мимо третьего этажа, во второй раз встретился с уже родной для него бочкой. Та отшибла ему и нижнюю часть. Наконец он упал прямо на кирпичи. Можно сказать, на свои кирпичи. Приватизированные. Только строить уже нечем. И не до этого! Потерял сознание.

Первая строка последнего абзаца повергла меня в гомерические слезы: «Не знаю, сколько времени я пролежал без сознания, но когда я очнулся, уже не смеркалось. Взошла луна».

Монолог задорнова про бочку с кирпичами

Вдруг откуда ни возьмись

Я должен был из Риги вечерним скорым поездом номер 15 выехать в Ленинград. Пришел на вокзал. У меня был билет во второй вагон. Подхожу к поезду – а первых трех вагонов в составе нет! Человек девяносто в растерянности ходят по перрону с чемоданами, сумками и билетами, выданными в первые три вагона. Многие уже по нескольку раз прошли вдоль всего состава, пересчитав его вагоны. Но тщетно! Первых трех вагонов нет ни в начале, ни в конце, ни в середине состава. Не могут найти и бригадира поезда. Никто из проводников не знает, где он.

Как человек, имеющий отношение к клубу «12 стульев» «Литературной газеты», я пошел к начальнику вокзала и гневно спросил:

– Где бригадир пятнадцатого поезда?

– В первых трех вагонах.

Тогда мне этот ответ даже не показался смешным. Начался нешуточный скандал. Часть пассажиров кое-как расселили по остальным вагонам, другой части поменяли билеты на следующий поезд. С грехом пополам все добрались до Ленинграда.

Однако, когда я вернулся из Ленинграда в Москву, гнев мой не остыл, как часто бывает в таких случаях по прошествии времени, – и я написал фельетон в «Литературную газету». Через месяц из Риги поступил ответ с извинениями и перечнем фамилий людей, получивших выговоры за эту «накладку».

Но самое интересное, что из Киева пришло письмо от одного возмущенного читателя: «Это все ерунда по сравнению с тем, что произошло со мной и моей женой на железной дороге. Прошу срочно выслать корреспондента. Не пожалеете!»

Поскольку ничего конкретного он не написал, корреспондента высылать не стали. Подобных писем в редакцию ежедневно приходит множество. Но когда я по делам поехал в Киев, я все-таки захватил с собой это письмо и как-то вечером зашел к его автору. Чем, думаю, черт не шутит. Все-таки он написал: «Не пожалеете». И я не пожалел!

Если в Риге не было трех вагонов, то к составу в Киеве присоединили два девятых вагона! Пассажиры, у которых были билеты в девятый вагон, естественно, сели в первый из них. Потому что все нормальные люди с детства знают: девятый вагон идет сразу после восьмого. И никому в голову не может прийти, что после девятого вагона окажется снова девятый. Одним словом, состав трогается, удивленная проводница второго девятого вагона идет к бригадиру поезда и говорит:

– Мой вагон пустой!

– Какой вагон? – спрашивает бригадир.

– Странно. Наверное, опять что-то в кассах напутали! – удивляетя бригадир и дает на следующую станцию радиограмму: «Продать билеты в девятый вагон».

На следующей станции поезд стоит три минуты. Пассажиры, которым продали билеты в девятый вагон, тоже оказались людьми нормальными и, как только объявили посадку, дружно ринулись в первый девятый (он ближе всего к вокзалу). Проводница, у которой уже все пассажиры попили чаю и легли спать, в ужасе от такого количества двойников, никого не пускает и говорит:

– Тут какая-то ошибка, товарищи! У меня только два свободных места. Остальные бегите к бригадиру поезда. Он в первом вагоне. Пускай он вас расселяет по другим вагонам. Причем бегите скорее, а то поезд сейчас тронется.

Читать еще:  Кирпич силикатный желтый вес

С сумками и чемоданами, возмущенные пассажиры наперегонки бегут к первому вагону, в котором их встречает очень удивленный бригадир.

– Вы откуда, товарищи, в таком количестве?

– Из девятого вагона. Там все – двойники.

Бригадир понимает, что он чего-то не понимает. Но не понимает, чего именно он не понимает. Впрочем, разбираться некогда. К тому же у людей законные билеты. Поэтому он быстренько расселяет всех в первые вагоны на свободные места, после чего облегченно вздыхает и дает разрешение поезду трогаться.

В это время проводница второго девятого вагона, который по-прежнему пустой, идет к бригадиру и говорит:

– Мой вагон пустой.

– Как?! – спрашивает бригадир, думая, что он сходит с ума.

Вместе с проводницей он идет вдоль состава и обнаруживает, что у него два девятых вагона! Тогда бригадир понимает, что произошло. Он опять с облегчением вздыхает, возвращается в свое купе и дает на следующую станцию радиограмму: «Отцепить девятый вагон».

Дело было ночью. Те, кто отцеплял, тоже оказались людьми нормальными, умеющими считать до девяти. Поэтому, повозив состав по частям туда-сюда, они отцепили первый девятый вагон и отвезли его на запасной путь. О чем немедленно сообщили бригадиру. Бригадир в третий раз вздохнул с облегчением, дал команду отправлять поезд и стал готовиться ко сну.

В это время проводница второго девятого вагона, который по-прежнему пустой, снова идет к бригадиру и говорит:

– Мой вагон пустой!

Я не знаю, попал в сумасшедший дом после этого рейса бригадир поезда или нет. Мне эту историю рассказывал пассажир, ехавший с женой в первом девятом вагоне.

Поздно ночью он вышел в тамбур покурить. Покурил. И думает: «Что-то мы долго стоим?» Выглянул в окошко – а ни спереди, ни сзади вагонов нет. Не говоря уж об электровозе. Вокруг степь. Голая. И холодно освещает запасной путь полная луна.

Пока он рассказывал мне эту историю – как он будил пассажиров, как все они повыскакивали в чем были, как вместе пытались сообразить, что случилось и где они сейчас, – я так неприлично хохотал, что рассказчик обиделся и сказал:

– Я не вижу в этом ничего смешного. Мы все в этом вагоне ехали по туристической путевке в Болгарию!

В начале 90-х годов группа немецких бизнесменов приехала в Россию, желая наладить деловые отношения с нашими нефтяниками. К тому времени по миру уже поползли слухи о том, что в России можно быстро сделать хорошие деньги. Особенно в нефтяном бизнесе. И многим западным бизнесменам срочно захотелось стать русскими нефтяниками.

Бизнесмены представляли солидную фирму. Чтобы показать русским, насколько серьезны их намерения, они привезли гуманитарную помощь голодающим во имя реформ россиянам.

Наши чиновники этот благотворительный шаг оценили по-своему. Раз немцы такие щедрые, их можно будет «подоить». И устроили приехавшим в течение недели ежевечерние приемы, во время которых было съедено продуктов больше, чем привезли немцы. При этом все дни в тостах говорилось о том, как тяжело нынче России от нехватки западных инвестиций на пути реформ.

Немцы, которые с детства привыкли считать каждый бутерброд, даже спросили у кого-то из чиновников: а кто за все это платит? «Никто», – не задумываясь, ответил чиновник. «Как никто?» – не поняли немцы. «Ну, государство», – пояснил чиновник. После чего мне пришлось долго им объяснять, что государство и «никто» – у нас одно и то же.

В то время я руководил одним из крупных фондов, через который была распределена часть привезенной, как мы тогда говорили, «гуманитарки». Я тоже присутствовал на банкетах и даже иногда сопровождал довольных приемом немцев в их экскурсиях по Москве. Они поняли, что меня многие знают. При встрече со мной улыбаются, разговаривают. Двое из группы попросили меня полететь с ними в Тюмень, чтобы помочь провести переговоры с настоящими тюменскими нефтяниками. За это моему фонду была обещана и впредь гуманитарная помощь. Выступлений у меня в то время не было. Россия от шока гайдаровских реформ лежала в нокдауне. Я согласился. В надежде на новые впечатления взял записную книжку.

И я не ошибся. Записи пришлось делать уже в самолете, поскольку кое-кто из пассажиров летел стоя, словно ехал в трамвае. Немцы не могли на это не обратить внимания. И неуверенно спросили: «А разве до Тюмени недалеко?» Что я мог им ответить? Что правительство и народ в настоящий момент живут каждый своей жизнью? У каждого своя халтура. И у летчиков тоже. Подошли к командиру экипажа безбилетные, попросили: «Водила, подбрось до Тюмени, а?» «Мест нет», – ответил командир. «Не боись. Мы смирно постоим, никому мешать не будем. Очень надо, пойми, водила». Водила понял.

uCrazy.ru

  • Войти через Соц.сети
  • Регистрация
  • Забыли пароль?

Навигация

  • 3D игры
  • Фотоприколы
  • Фотоподборки
  • Гифки
  • Демотиваторы
  • Видео
  • Знаменитости
  • Интересное
  • Фильмы и трейлеры
  • Анекдоты и истории
  • Хайтек
  • Авто / Мото
  • Спорт
  • Музыка
  • Флеш игры и ролики
  • Всячина
  • Животные
  • В хорошие руки
  • Жесть
  • Девушки
  • Конкурс
  • Новости сайта
  • On-Line Игры
  • Реклама на сайте

ЛУЧШЕЕ ЗА НЕДЕЛЮ

  • Так себе картинки
  • Весёлые
  • Бредзона
  • Весёлые
  • Зачем российские власти хо.
  • Всякое
  • Картинки
  • Картинки и мемы
  • Весёлые
  • Просто гифки
  • Гифки
  • Картинки и мемы для настро.
  • Всякое
  • Random GIFs
  • Чуток картинок
  • Картинки и мемы
  • Весёлые
  • Картинки
  • Летние жопки
  • Весёлые
  • Есть еще лучше!

ОПРОС

СЕЙЧАС НА САЙТЕ

  • 47 пользователей

КАЛЕНДАРЬ

Сегодня день рождения

Рекомендуем

Задорнов «Записки охотника за кирпичами». Я пацталом. )))))

я часто получаю письма от своих читателей и телезрителей. по первым же строчкам становится ясно: пишет графоман, шизофреник или человек разумный, наблюдательный, порой даже остроумный. однажды распечатал письмо, написанное очень корявым, меняющимся от абзаца к абзацу почерком. его автор явно был человеком нервным, а скорее всего, даже не в себе. однако, прочитав первые строчки, я понял, что все равно дочитаю письмо до конца. вот они:

Читать еще:  Как восстановить кирпич андроид zte

я часто получаю письма от своих читателей и телезрителей. по первым же строчкам становится ясно: пишет графоман, шизофреник или человек разумный, наблюдательный, порой даже остроумный. однажды распечатал письмо, написанное очень корявым, меняющимся от абзаца к абзацу почерком. его автор явно был человеком нервным, а скорее всего, даже не в себе. однако, прочитав первые строчки, я понял, что все равно дочитаю письмо до конца. вот они:

«пишу вам из реанимации. когда я вспоминаю, как я сюда попал, начинаю смеяться, а делать мне этого нельзя, потому что я весь травмирован».

согласитесь, человек, хохочущий в реанимации, мягко говоря, заинтриговывает. я стал читать, с каждой следующей строкой убеждаясь, что передо мной письмо этакого энергетического бедолаги, который очень посредственно учился в школе, в результате чего стал жертвой собственного недообразования.

он собрался соорудить пристройку к своему дому. основательную. из кирпича! но ему даже и мысли в голову не пришло купить кирпичи. только наворовать! жил он в глубочайшей глубинке. стройка там была всего одна. на окраине. длилась много лет. обшарив все окрестности, только на ней он нашел свободные кирпичи. правда, на шестом этаже этого недостроенного долгостроя. сначала решил, что сил у него хватит сгонять туда-обратно раз двести. я давно заметил, что в нашем человеке появляется самая необузданная энергия, когда он чувствует, что ему что-то где-то может достаться на халяву. потом, правда, к его чести и соображалке, он решил все-таки изучить ситуацию. а вдруг найдется какой-то другой способ спустить кирпичи вниз! не такой занудный, как беганье с ведром на шестой этаж и обратно. изучил. пришел к выводу, что такой способ есть. рабочие сами поднимали кирпичи наверх довольно изобретательно. бочкой. бочка была привязана к тросу. трос пропущен через блок, прикрепленный на шестом этаже. те, кто стоял внизу, работали при этом лебедкой. этакое доморощенное, не переводимое на другие языки устройство. поскольку лебедку уже давно с этого долгостроя украли сами рабочие, в конце дня строители привязывали внизу конец троса, оставляя бочку наверху, чтобы хотя бы ее не украли. им и на ум не могло прийти, что может однажды случиться. этой бочкой и решил воспользоваться наш герой.

несмотря на то, что я пересказываю письмо своими словами, одно слово автора не могу не сохранить без изменения. вспоминая в самом начале тот предреанимационный вечер, он написал «смеркалось». все-таки в русском человеке всегда теплится ностальгия по поэзии, писательству. от такого вступления у меня создалось ощущение, что я сейчас буду читать тургенева. этакие «записки охотника за кирпичами».

итак. смеркалось! бедолага забрался на шестой этаж. нагрузил кирпичами бочку. естественно, нагрузил максимально, чтобы уложиться в минимальное число спусков. и, естественно, перегрузил. в экономике стран это назвали бы «неправильным планированием». спустился вниз. помните? смеркалось! для страховки (чтобы бочка не выскользнула) привязал трос к правой руке и отвязал его конец от коряги.

поскольку перегруженная бочка была намного тяжелее его самого, смеркалось или не смеркалось, не имело уже никакого значения. согласно простейшему закону физики наш герой начал возноситься. он не сразу понял, что с ним произошло. сообразил, в чем дело, только когда, взмыв над елками, увидал закат над лесом. все-таки в душе он был поэт. а посему, любуясь закатом над лесом, не заметил, как, пролетая мимо третьего этажа, верхней частью туловища встретился с бочкой. от удара чуть не потерял сознание. но вывернулся. и полетел дальше. подлетая к блоку, был уверен, что жизнь закончилась: сейчас переломает все кости. с испугу перекрестился свободной левой рукой. однако, на его счастье, существуют-таки законы физики. бочка в этот момент ударилась об землю. от удара дно бочки вылетело вместе с кирпичами, то, что осталось от бочки стало гораздо легче нашего «поэта», и он с той же скоростью полетел вниз.

как люди проводят вечера в нашей стране? кто на концерты ходит, кто в театр. в этот момент, по его признанию, он подумал, что лучше бы он все-таки в тот вечер пошел с женой в клуб на концерт. хотя концертов терпеть не мог. видимо его эти мысли так увлекли, что он опять не заметил, как пролетая мимо третьего этажа, во второй раз встретился с уже родной для него бочкой. та отшибла ему и нижнюю часть. наконец он упал прямо на кирпичи. можно сказать, на свои кирпичи. приватизированные. только строить уже нечем. и не до этого! потерял сознание.

первая строка последнего абзаца поваергла меня в гомерические слезы: «не знаю, сколько времени пролежал я без сознания, но когда я очнулся, уже не смеркалось. взошла луна!»

молодец, подумал я, еще и успел луной полюбоваться!

и далее цитирую: «первое, о чем я подумал, придя в сознание и посмотрев на правую руку, которую что-то больно тянуло вверх: «на кой я привязал этот дурацкий трос к своей руке?» и я его отвязал. послышался страшный, нарастающий скрежет чего-то приближающегося. какая-то тень летела на меня! через несколько секунд она ударилась в меня, и я снова потерял сознание. этой тенью были остатки бочки».

я читал это письмо, постепенно влюбляясь в нашего героя, и думал: какое надо иметь безразмерное чувство юмора, чтобы писать сатирику из реанимации, ухохатываясь над собой! все таки есть чему у наших людей поучиться!

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector