3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Интервью с сервисинженером базовых станций Мегафона

«Мегафон» запустил систему, заменяющую 2 тыс. инженеров

«Мегафон» занялся управлением радиосетью на федеральном уровне

«Мегафон» запустил Федеральную систему управления радиосетью (ФСУР) во всех своих филиалах, которая в автоматическом режиме осуществляет задачу коррекции и сверки параметров базовых станций сотовой связи. Об этом CNews рассказали в компании.

ФСУР разработана петербургской компанией «ПСТ Лабс» по заказу «Мегафона». Развертывание системы заняло полтора года. Стоимость разработки не раскрывается.

Зачем нужна такая система

Необходимость во ФСУР связана с тем, что в сети «Мегафона» работает большое количество оборудования различных производителей: Nokia, Huawei, Ericsson, Siemens, NEC. Для корректной работы сети необходимо, чтобы параметры оборудования находились в правильном и согласованном состоянии, причем эта работа должна проводится в автоматическом режиме.

ФСУР еженедельно передает в сеть около 700 тыс. команд на коррекцию. «Для подачи такого количества команд вручную потребовался бы ежедневный труд двух тысяч инженеров, — отмечают в пресс-службе «Мегафона». — Результат внедрения автоматических сверок заметен на ключевых показателях функционирования сети».

Что представляет из себя новая система

На верхнем уровне ФСУР состоит из восьми модулей — по числу филиалов компании — и федерального модуля, который консолидирует информацию по всей сети и обеспечивает централизованное управление.

Как пояснили в «Мегафоне», ФСУР решает три основные задачи. Во-первых, ФСУР собирает из сети всю конфигурацию, нормализует ее и предоставляет системам потребителям, основной из которых является NRI (Network Resource Inventory, система учета сетевых ресурсов). Во-вторых, ФСУР осуществляет интеграцию оборудования: через модуль системы происходит автоматическое прописывание новых базовых станций и сот в сеть «Мегафона».

Также ФСУР обеспечивает контроль и коррекцию параметров. «Полученная из сети информация о параметрах радиосети используется как инженерами для проведения анализа, так и модулем сверки, который сравнивает фактически установленные значения параметров с «Запланированными» или «рекомендованными производителями», — уточнили в «Мегафоне» . — По расхождениям формируются команды на приведение параметров в правильное состояние».

Представитель «Мегафона» добавляет, что функциональность коррекции параметров пока работает на оборудовании Huawei. По оборудованию Nokia функциональность сейчас реализована в Северо-Западном филиале компании.

Что касается оборудования других вендоров, то они незначительно представлены в отдельных регионов, причем сейчас готовится своп (обмен) оборудования. Поэтому в «Мегафоне» не видят смысла обеспечить для их оборудования функции сверки параметров, в то время как остальная функциональность ФСУР является мультивендорной.

Дальнейшие перспективы развития новой системы

«При текущих – достаточно высоких значениях технических показателей, дальнейшее их улучшение требует огромных человеческих ресурсов, — говорит директор по качеству сервисов инфраструктуры «Мегафона» Артем Могилин. — Поэтому большую важность приобретают инструменты автоматизации задач по поддержанию и улучшению качества составляющих сети. Мы планируем и в дальнейшем продолжать стимулировать развитие средств автоматизации, направленных на улучшение качества. Ожидаем скорых синергетических эффектов от интеграции федеральных систем мониторинга, анализа и управления сетью».

«Сложившейся командой и с подключением других федеральных систем OSS (operation support system, система поддержки операций) мы планируем уже до конца этого года реализовать несколько сценариев автоматического устранения аварий на радиосети, что позволит сократить простои и снизить количество ручного труда эксплуатации, — директор программ зонтичных OSS «Мегафона» Андрей Мотовилов. — В перспективе планируем использование такого подхода и к другим компонентам сети – доменам коммутации и транспорта».

«Мегафон» стал не первым оператором, который внедрил подобного рода система. Представитель МТС Дмитрий Солодовников сообщил, что технология самооптимизирующихся сетей действует в компании уже три года. В «Вымпелкоме» также заявили, что оператор давно использует такого рода системы и продолжает развитие их функционала.

Интервью с инсайдером МегаФона – причины сбоя, настроения в компании и другое

После сбоев 19 мая и 13 июня мне было интересно узнать, что именно происходит внутри МегаФона, причем не услышать официальную, выверенную позицию, просеянную через сито PR-отдела и юристов, а узнать вести с полей. Нашлось несколько инженеров, что смогли рассказать о происходившем и причинах этих событий, их взгляд на историю интересен, так как впервые дает технические детали и убирает те упрощения, что были в обсуждениях этих аварий до того. По понятным причинам назвать имена этих людей я не могу, они рискуют слишком многим, чтобы не быть анонимными. Мы же получаем уникальную возможность заглянуть внутрь компании и узнать технические подробности происходящего. В итоге я взял для этого материала один из записанных разговоров, убрал лишнее и попытался дать выжимку из полуторачасовой записи.

Э.М. Привет. Первый вопрос – почему ты согласился рассказать подноготную происходившего в МегаФоне? Информация не публичная, и наверняка твои слова наделают переполоха внутри компании, тебя будут искать.

И.М. (Инженер МегаФона) Привет. Не знаю, мне кажется это правильным на фоне той ереси, что обсуждается вокруг, особенно в сети со всевозможными анонимными текстами. Читаю Mobile-Review давно, не всегда и со всем согласен, но посчитал, что могу рассказать о произошедшем подробно, чтобы дать другую точку зрения. Мои коллеги связаны различными условностями и не могут этого сделать публично.

Э.М. Хорошо, давай начнем с самого простого – 19 мая был сбой, когда в Москве и области, Центральном регионе не работала голосовая связь, у многих не было интернета. В МегаФоне назвали причину сбоя, это оборудование от HP, но не вдавались в подробности о том, что конкретно отказало и почему.

И.М. 99% обсуждений этой проблемы говорили о сбое HLR и том, что мы выбрали серверы HP, а они не очень качественные для телекома. Такие комментарии от неизвестных людей смешат, потому что в моем мире нет некачественных серверов, есть сервера, что соответствуют заявленным характеристикам, и есть те, что не соответствуют. Вторые либо имеют брак и моментально заменяются, либо просто не могут попасть в дата-центр любой компании, МегаФон тут не исключение, а скорее правило. Например, в AT&T стоят сервера HP, никаких проблем с ними нет, это ровно такие же железки, как у других производителей. Наш мир стал плоским, люди слышат имя или марку, у них рождается ассоциация, и понеслась душа по кочкам.

Э.М. То есть сбоя в оборудовании HP не было?

И.М. Конечно, был, но это не сбой серверов HP. Представить оператора как некое подобие компьютера очень заманчиво, но у нас уже уровень сложности выше. По сравнению с тем, что было десять лет назад, мы перешли на принципиально другой уровень. Чтобы объяснить, как работает наша система, можно посмотреть, как была устроена наша сеть в прошлом или как работает тот же МТС сегодня. Иллюстрация в виде МТС хороша тем, что там используется классическая компоновка систем, есть финансирование и все строится правильно, но скучно.

Вот смотри, Россия – большая страна, в которой есть множество «островков», кто-то делит страну по городам и регионам, кто-то по оборудованию, которое стоит в этих регионах. В МТС в Москве используют инфраструктуру от Nokia, на Северном Кавказе — Huawei, на юге России – Ericsson. Это в прямом смысле зоопарк решений и технологий, которые необходимо между собой совмещать, и эта проблема рано или поздно встает перед любым оператором. Тот же МТС в этом плане очень похож на Билайн, там используется такой же зоопарк. Но это не создает проблемы, если принять идеологическое решение о том, как устроена твоя сеть. Как в учебнике по истории Средних веков, феодалы и раздробленные земли, что формально имеют сюзерена, а реально живут по своей программе и повестке дня. Ровно так и живут операторы в России, у них нет единой системы для управления своими абонентами, связи биллинга и сети. В других странах проблематика очень схожа, и первые робкие шаги в направлении унификации делают только сейчас.

В выигрышном положении те, кто использует только решения одного поставщика, но для оператора такая зависимость пагубна. В какой-то момент, если вы складываете все яйца в одну корзину, вам начинают выкручивать руки. Если предположить, что кто-то совершит прорыв в технологическом оборудовании, вы будете привязаны к вашему поставщику навечно. Поэтому в России и многих других странах операторы сталкивают лбами поставщиков, торгуются и получают наилучшие условия. Но проблема в том, что с точки зрения моей работы это создает тот самый зоопарк решений и искать проблемы на сети становится не так просто, равно как и повышается вероятность сбоев. Это хорошо видно на сети Билайн, где большая часть сбоев связана с зоопарком решений и низкой управляемостью. Наверху нарисовали красивую картинку, что вся сеть работает, как единое целое, но ничего подобного на практике не существует. Это всего лишь картинка.

Читать еще:  Интерьер комнаты в общежитии

У нас наблюдается период феодализма, когда существует разное оборудование, оно слабо управляется из единого центра или вовсе не управляется, и всегда есть человек на местах, кто может что-то сделать. У каждого оператора отличается вопрос укрупнения региона, на каком уровне вы управляете сетью.

То, что я рассказываю, общеизвестно на рынке, но, попытавшись объяснить это своим домочадцам, я натолкнулся на непонимание, в голове обычного человека оператор устроен, как компьютер, он либо работает, либо нет. Но это неправильная аналогия. Нет такого компьютера, где содержатся все данные о сети и абонентах, который позволял бы ими управлять из одного места. В качестве доказательства достаточно вспомнить, что вы до сих пор не можете уехать жить в другой регион и перенести свой номер за собой, у вас будет роуминг вне домашнего региона. Один и тот же оператор не позволяет это сделать! Почему? Ответ очевиден, это та самая феодализация сотовых сетей, нет единого «компьютера», который всем управляет из одного центра.

Э.М. Прости, что перебиваю, но кажется, что ты льешь много воды, чтобы не рассказывать про сбой оборудования HP, все сказанное интересно, но не совсем по теме.

И.М. Напротив, нам нужно танцевать от печки, чтобы понять, о чем мы говорим. Иначе получится как до того, когда все говорят вроде об одном и том же, а на деле никакого смысла в этих словах нет. Итак, продолжаем. Еще в 2012 году у нас задумались о том, как оператор должен эволюционировать, чтобы качественно обслуживать своих абонентов. Ведь с каждым днем сервисов становится все больше, а значит, нужна некая система для управления, и при этом она должна быть создана на годы вперед. Ты знаешь, мы в хорошем смысле этого слова «повернуты» на качестве связи. Люди часто жалуются на конкретные проблемы, они есть у всех, а любой связист скажет, что проблемы – это часть работы. Если бы проблем не существовало, то я и тысячи других инженеров остались бы без работы как таковой.

В 2012 году наш менеджмент стал искать решение, как перейти от феодального строя к единой системе, где будут не островки отдельных решений, а тот самый единый «компьютер», из которого все управляется. Таких решений в мире на тот момент не было совсем, никто ничего нам предложить не мог. Фактически мы были первопроходцами на неизведанной территории и понимали, что мы хотим получить на выходе, но не знали, как это можно реализовать. У нас было гетерогенное оборудование, неоднородная среда в разных регионах, и частью работы стало привести все это к общему знаменателю, что и было быстро сделано. Но самым интересным направлением стало связывание разных дата-центров, ЦОДов в единую сеть, в которой также есть специальные комплексы по управлению сетью, у нас их называют ЕЦУС.

Это следующая ступенька в развитии любого оператора, мы вбираем под единое управление всю разнообразную технику, вне зависимости от того, что за производители ее поставили. Это сложнейший комплекс, реализация которого позволяет не только избавиться от региональной привязки SIM-карт, но и реализовывать на сети услуги, которые при прошлой идеологии были физически невозможны. Поиски компании, которая сможет реализовать частично такой проект, привели нас к HP, что в итоге вылилось в запуск системы в 2013 году. Это не просто какой-то набор серверов, это базы данных, которые дублируются в шести дата-центрах. То есть, система максимально распределена как географически, так и по разным узлам внутри одной площадки. В теории это позволяет оператору управлять любыми услугами для конкретного абонента из каждого из этих шести центров. У других операторов обычно один такой центр и один, ну, максимум два запасных, у нас избыточное резервирование, и это отражение той самой повернутости на безопасности и работе сети.

Э.М. Так что получается, не работает система резервирования, которую создавал HP?

И.М. Твой вопрос – это очевидное упрощение, это не просто система резервирования данных, это не back up в обычном понимании этого слова. Это система, которая должна на лету, в режиме реального времени обрабатывать и синхронизировать все базы данных во всех точках страны. Но мы с первых дней столкнулись с тем, что нагрузки в этой системе оказались выше рассчитываемых, а со стороны HP решения вопроса, которое бы нас удовлетворило, не было. Три года у нас ушло на то, чтобы шаг за шагом менять эту систему, переписывать софт и экспериментировать на живой сети, целью было сделать то, что мы изначально задумали. К сожалению, эта цель оказалась труднодостижимой, и я не хочу спекулировать на тему того, кто виноват в этой ситуации. Задачи такого масштаба невозможно решить моментально, просто нет примеров для подражания. Каждая сеть оператора уникальна по тем решениям, что используются. Добавим сюда биллинг, самые разные сервисные платформы, и все станет еще сложнее.

Э.М. Так не бывает, всегда есть тот, кто должен за все отвечать и кто виноват в тех или иных решениях. Что за благостная картина мира, в которой все дружат и все работает? Сбой был серьезным, первым сбоем такого масштаба в МегаФоне. Так?

И.М. Конечно, так. Поверь, что когда случается такого масштаба сбой, выводы делают на всех уровнях, в том числе у нас полностью меняются приоритеты, техническая служба начинает работать в экстренном режиме, не просто отслеживая все параметры сети в моменте, а рассматривая то, как развивается ситуация. Это другой уровень вовлеченности. Сбой системы от HP произошел в UDR, это домашний регистр, мостик между биллингом и сетью. Внутри UDR у нас живет сразу вся информация, это как 2G, 3G, 4G сети, так и IMS подсистема, аналогов этой системы в России нет ни у кого, да и в мире их можно пересчитать по пальцам одной руки. Нам как оператору это позволяет комфортно управлять тарифами и планами, запускать одновременно услуги в разных регионах. Для абонента это не так важно, как то, чтобы у него была связь, его технические моменты не должны волновать, и у нас так всегда и было, более того, так и будет в будущем.

Сбой связан с повышенной нагрузкой на UDR, она нарастала лавинообразно и была связана с ошибками в программном обеспечении, мы не могли их оперативно отследить и устранить. Ситуация неординарная, и она решалась как в наших центрах управления сетью, мы задействовали все возможные резервы, так и в HP Enterprise, там сформировали рабочую группу, чтобы максимально быстро разрешить эту проблему. Но найти решение моментально было невозможно, мы на уровне организации оказались слабо подготовленными к масштабному отказу целой системы. Выводы из этого сделаны, и теперь вся технологическая цепочка будет выглядеть иначе, более того, появится страховка от таких сбоев. Семь часов сбоя 19 мая – это хорошая прививка от подобных ситуаций в будущем.

Э.М. Постой, но был же и второй сбой, пусть не такой масштабный, который вы ликвидировали быстрее, но он случился по тому же сценарию.

И.М. Позволь привести аналогию с землетрясением. После основного удара всегда есть повторные толчки, они уже слабее. У нас произошло ровно то же самое, система за прошедшее время не могла быть заменена на что-то другое, мы спешно нарастили резервы, попросили других партнеров максимально помочь в этом. Но отказаться от системы мы не могли, поэтому подготовились к тому, что повторение ситуаций возможно и нам необходимо уметь с ними справляться. Для технарей сейчас задача номер один – в максимально короткие сроки перекроить систему так, чтобы возможные отказы не сказывались на абонентах, а они этого не видели. Это нормальный подход, и так всегда было. Люди не знают, что оборудование отказывает, и это является нормой, до них эта ситуация просто не доходит, они продолжают пользоваться услугами и не замечают проблем. А вот для инженеров отказы – это норма жизни, это то, с чем мы работаем постоянно.

Читать еще:  Учебные заведения по архитектуре

Э.М. То есть отказы будут продолжаться?

И.М. Скорее нет, чем да. Повторение ситуации 19 мая, на мой взгляд, невозможно, хотя загадывать не хочу, еще накликаю беду. Можно говорить, что в худших сценариях будет происходить не отказ в обслуживании, а деградация тех или иных сервисов и услуг, для большинства абонентов это происходит незаметно, и они не обращают на это внимания.

Э.М. Объясни, что такое деградация сервисов?

И.М. Можно, вначале скажу про сбой 13 июня, чтобы проиллюстрировать, что он был не таким значительным, как это раздули в СМИ? Во-первых, он длился всего около 2 часов. Во-вторых, он затронул не больше 1.8 млн наших абонентов в нескольких городах, основной отказ шел в Москве, там это было 1.3 млн абонентов. В это число входят как те, кто звонил в это время, так и те, кто не знал про сбой, таковых примерно половина от условно пострадавших. То есть, многие люди просто не знали, что был сбой. А вот деградация голосовых сервисов затронула большее число абонентов, люди зачастую не могли позвонить, потенциально проблема касалась 4 млн абонентов. А вот статистика о том, насколько упало число голосовых вызовов по сравнению с таким же днем неделей раньше: 45% в Москве, в Центральном регионе на 28%, в других регионах на 15%. Это два часа деградации сервисов, когда звонки не проходили сразу, то есть число успешных дозвонов сократилось.

Э.М. Статистика лукава, людям не объяснить этого, если они попали в число тех, у кого связи не было.

И.М. Все верно, это так. Тем не менее, мы отработали 13 июня намного лучше, чем могли бы. То, что сбой произошел, неправильно, но для нас это было ожидаемым в той или иной мере, и мы ликвидировали проблему быстро, повторения 19 мая не было. Хотя и тогда техническая служба работала отлично и действовала по регламенту. Например, я могу рассказать, как выглядело поминутно происходившее (примечание, в итоге вы видите табличку, чтобы не пересказывать все технические подробности).

Безбашенный оператор: «Мегафон» готовится продать свои сотовые вышки

На российском рынке связи готовится одна из крупнейших в его истории сделок. «Мегафон» ведет переговоры сразу с несколькими компаниями о продаже всех своих сотовых вышек –– их насчитывается более чем 16,5 тыс., рассказал «Известиям» сотрудник компании — партнера оператора. Два источника, близкие к сторонам переговоров, это подтвердили. По словам одного из них, оценка актива, фигурирующая в ходе этих обсуждений, — 85–95 млрд рублей. Выгода от такой сделки зависит от ставок аренды, которые впоследствии установит для продавца владелец вышек, говорят эксперты.

Торг на высоте

О том, что «Мегафон» продает 16,5 тыс. своих сотовых вышек, выделенных в «Первую башенную компанию» (ПБК), «Известиям» рассказал менеджер компании — партнера оператора. Это подтвердили источник, близкий к одной из сторон переговоров, а также представитель одного из потенциальных покупателей. По его словам, вопрос о приобретении башен обсуждался с «Мегафоном» в середине октября.

По словам одного из собеседников «Известий», по оценке, фигурировавшей в ходе переговоров, стоимость актива может составить 85–95 млрд рублей. По его словам, возможная сделка сейчас обсуждается с российскими операторами пассивной инфраструктуры –– компаниями «Русские башни», «Вертикаль» и «Сервис-телеком». Но есть и иностранные претенденты, утверждает он, не называя конкретные структуры.

Финальная сумма сделки зависит от того, какую арендную ставку за размещение базовых станций на проданных вышках предложит «Мегафону» покупатель, объясняет источник, близкий к одной из сторон. Еще одно условие –– возможность размещения на вышках базовых станций других сотовых компаний, объясняет он. Чем больше станций окажется на башне, тем выше доход и меньше срок окупаемости инвестиций владельца антенно-мачтовых сооружений, объясняет он.

Представитель «Русских башен» отказался от комментариев. Основатель «Вертикали» Георгий Чумбуридзе опроверг переговоры с «Мегафоном». Представители «Сервис-телекома» на момент публикации не ответили на запрос «Известий».

В пресс-службе «Мегафона» заявили, что слухи не комментируют. Вместе с тем компания никогда не отрицала своего намерения продать ПБК на выгодных условиях, напоминает представитель оператора.

О возможности продажи доли в ПБК или даже всей компании ранее говорили как источники, близкие к оператору, так и его официальные представители. В 2016 году стоимость 15 тыс. объектов оценивалась в 47,8 млрд рублей. Однако в 2017 году оператор отказался от этой идеи и решил сдавать башни в аренду. В 2018 году о возможности продажи снова упомянул занимавший тогда должность и.о. финансового директора «Мегафона» Александр Барунин.

Обсуждение продажи башен пока находится на начальной стадии, знает один из профильных инвесторов. Оформление таких сделок занимает от полугода и более, утверждает он.

В поисках покупателей

Конкуренты «Мегафона» ранее также задумывались о продаже башенных активов. В 2017 году о реализации 13 тыс. вышек «Русским башням» за $700 млн почти договорился «Вымпелком». Но позже компания передумала –– занимавший тогда должность гендиректора компании Шелль Мортен Йонсен заявил, что этот актив нужен самому оператору. Планировал продать свои башни инфраструктурному оператору и Tele2. Но выгодного предложения так и не поступило, говорил ранее его представитель.

Но есть и примеры успешных сделок. Например, в 2015 году итальянский оператор Wind (входил тогда в холдинг Veon, которому принадлежит российский «Вымпелком») продал 90% акций компании-владельца более 7 тыс. его сотовых вышек за €693 млн.

В 2019 году также прошло сразу несколько громких сделок по покупке башенных активов. Компания Cellnex приобрела порядка 11 тыс. вышек во Франции, Швейцарии и Италии у двух телекомкомпаний — Iliad и Salt. Сумма сделки составила €2,7 млрд, а стоимость одной башни –– €253 тыс. В Великобритании Cellnex приобрел 7,4 тыс. башен компании Arqiva Telecom за £2 млрд (€2,26 млрд). Стоимость одной башни –– €313 тыс.

Tele2 сейчас не ведет переговоров о продаже инфраструктуры, хотя принципиально не исключает рассмотрения такого сценария, отметил его представитель. Предыдущий опыт проработки этой возможности показал, что самостоятельно управлять инфраструктурой у компании получается более эффективно, утверждает он.

Представитель МТС отказался от комментариев.

Помимо очень большой единовременной выплаты, оператор, продавая вышки, получает и солидную экономию на эксплуатации этих объектов, рассказал «Известиям» один из профильных инвесторов. По его словам, она может исчисляться сотнями миллионов рублей в год. Правда, достигается в случае, если все параметры сделки, в первую очередь арендная плата, рассчитаны верно, отметил эксперт.

Аналитик Райффайзенбанка Сергей Либин считает, что сделка по продаже башен «Мегафона» может стать одной из крупнейших в истории российской отрасли связи. Несмотря на то что пока в РФ операторам не удавалось продать свои башни, места на них могут оказаться более востребованными по мере развития 5G, считает эксперт. Этот стандарт связи требует более частого размещения базовых станций. Также, по словам Сергея Либина, сейчас «Мегафону» нужны средства для обслуживания долга, возникшего, в частности, в ходе завершившегося в этом году обратного выкупа акций.

Сложно поверить, что ПБК может найти покупателя при оценке активов в 85–95 млрд рублей, сомневается управляющий партнер AC&M-сonsulting Михаил Алексеев. Средняя ставка аренды в России для размещения базовой станции на мачте или башне составляет чуть меньше 30 тыс. рублей в месяц. Даже если представить, что среднее число арендаторов у ПБК — 1,8 на одну башню, выручка за год составит 600–700 тыс. рублей, а свободный денежный поток от аренды не превысит 500 тыс. рублей, рассчитал эксперт. Практика слияний и поглощений менее крупных башенных компаний в России показывает, что в среднем они продаются за 5–7 годовых выручек. Это означает, что портфель объектов такого размера, каким обладает ПБК (примерно 17 тыс. объектов), стоил бы почти в два раза меньше, рассуждает Михаил Алексеев.

Читать еще:  Причины почему ноутбук не видит принтер

Установка башни, по его оценке, стоит около 1,5 млн рублей. Эксперт не исключает, что условия продажи будут сбалансированы обязательствами со стороны «Мегафона» взять объекты ПБК в обратную аренду по очень высоким ставкам, например 60–70 тыс. рублей в месяц.

«Для любой сотовой сети каждый Новый год — всегда особенный»

Интервью с директором по эксплуатации сети «МегаФона» Станиславом Мироном

Фото: Александр Вильф / РИА Новости

Дорогие евро и доллар заставляют россиян искать альтернативу заграничному зимнему отдыху внутри страны. «МегаФон» ожидает, что в новогодние каникулы сеть столкнется с рекордными нагрузками: те, кто раньше уезжал на каникулы в Европу или в теплые страны, останутся в России и наверняка будут много звонить, отправлять сообщения и селфи. О том, как сотовые компании переживают новогодние праздники, мы поговорили со Станиславом Мироном, директором по эксплуатации сети компании «МегаФон».

«Лента.ру»: За 20 лет существования сотовой связи в России вы наверняка научились преодолевать новогодние нагрузки без последствий. Во всяком случае, особых проблем с дозвоном в новогоднюю ночь давно нет.

Мирон: Все верно, каждый Новый Год для нас — это повод проанализировать работу сети, провести полный «разбор полетов», чтобы через год учесть сделанные выводы. Но технологии не стоят на месте. Десять лет назад существовали лишь сети стандарта GSM, в которых были «голос» и СМС. Сегодня мы управляем работой мобильных сетей трех поколений. В сетях третьего и четвертого поколений десятки миллионов клиентов пользуются мобильным интернетом. Появилось огромное количество сервисов, услуг и технологических платформ. Одних базовых станций у нас порядка 120 тысяч. Все это высокотехнологичное хозяйство должно работать как часы не только в обычные дни, но и тогда, когда нагрузка резко растет. В новогоднюю ночь по сравнению с обычным днем количество звонков вырастает в два раза, а объем СМС — в пять раз. Причем, как вы понимаете, клиенту важно дозвониться с первого раза. И чтобы отправленная СМС пришла сразу.

Новый год — это стресс для сети?

Да, для любой, даже очень грамотно спланированной сети. Сложность состоит и в том, что помимо общего роста звонков, СМС и интернет-трафика мы обязаны учитывать то, что клиенты будут собираться в местах массовых гуляний. А значит, во-первых, такие места нужно знать, а во-вторых, необходимо увеличить емкость сети настолько, чтобы в самый ответственный момент она справилась с нагрузками. Именно поэтому в середине ноября весь технический блок «МегаФона» начинает готовить сеть к Новому году.

В чем заключается подготовка?

План подготовки сети — это внушительный документ, состоящий из множества пунктов. Вначале мы проводим радиоизмерения, чтобы зафиксировать параметры работы сети на начало периода. Такие измерения проводятся там, где будут массовые гулянья. В Москве это Красная Площадь, Воробьевы Горы и еще порядка 20 площадок. В Санкт-Петербурге это прежде всего Дворцовая площадь.

Мы замеряем, как проходят звонки, СМС, какова скорость интернета. Параллельно составляем прогноз роста нагрузки по всем элементам сети — базовым станциям, коммутаторам, транспортной сети и так далее. Это довольно кропотливая работа и на огромном количестве объектов. Если мы видим, что текущей емкости недостаточно, планируем ее увеличение. Причем как на уровне «железа», так и на уровне «софта». Затем мы дополнительно резервируем магистральные каналы, которые отвечают за передачу голосового и интернет-трафика в другие города, — ведь люди поздравляют не только близких знакомых, но и друзей и родственников из других городов.

Следующий пункт — проверка электропитания на крупных сетевых элементах, а также на базовых станциях, обслуживающих места массовых гуляний. Бывает, что нагрузка в новогоднюю ночь настолько возрастает, что городские электросети просто не выдерживают. Особенно в условиях сильного мороза или наоборот — ледяного дождя. Наша задача состоит в том, чтобы оборудование мобильной связи работало пять-шесть часов без внешнего питания. Собственно, у сетевых элементов есть резервное питание, но под Новый год на наиболее ответственных и крупных участках сети мы его дублируем. Когда оборудование будет, как у нас говорят, «расширено», все параметры работы активированы, начинается этап настройки сети. После чего проводятся финальные радиозамеры. Разумеется, весь процесс подготовки намного сложнее, я изложил тезисно лишь основные его пункты.

Фото: пресс-служба «Мегафон»

Почему каждый год вы делаете это снова? Почему нельзя один раз настроить?

Мобильные сети не статичны. Растет абонентская база, а значит — растет нагрузка на сеть: сейчас у «МегаФона» около 74 миллионов клиентов, год назад было на 5 миллионов меньше. Появляются новые стандарты связи. Объем мобильного трафика в сети каждый год увеличивается в полтора-два раза. Все это нужно учитывать. Кроме того, ни один оператор не может потратить на «стройку» столько, сколько захочет: есть определенная сумма инвестиций. Значит, нужно планировать работу исходя из реальных возможностей и реальных потребностей.

Столько труда вкладывается ради одной ночи?

Не совсем так. Сеть, способная хорошо отработать в условиях максимальной новогодней нагрузки, будет отлично работать весь год, когда нагрузка в пределах нормы. Это напоминает отладку самолета, когда в процессе испытаний его подвергают перегрузкам, чтобы выявить слабые места и заложить такую степень надежности, которая на 100 процентов гарантирует работу в штатной ситуации.

Если, не дай Бог, в новогоднюю ночь в сети авария, что вы делаете?

Работу всех без исключения параметров сети мы видим в онлайн-режиме в Едином центре управления сетью. Грубо говоря, если выключится даже отдаленная базовая станция, мы это сразу увидим. Большинство неполадок мы можем устранить дистанционно. В каждом регионе нашей страны в новогоднюю ночь дежурят аварийные бригады инженеров, задача которых — быстро ликвидировать аварию там, где нет возможности что-то починить на расстоянии.

Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

Ваши абоненты в Новый год звонят абонентам и других операторов.

Конечно. Мы увеличиваем количество технологических перемычек с сетями других операторов, чтобы голосовой, СМС или интернет-трафик от нас и обратно проходил без задержек. Как идет Новый год по стране с востока на запад — мы отлично видим в Едином центре управления сетью: в новогоднюю ночь центральный монитор цветом отображает, как растет нагрузка в тех городах, где наступила полночь. Наши инженеры этот монитор называют «новогодней елочкой».

Чего вы ждете от грядущей новогодней ночи?

По звонкам, скорее всего, показатели будут чуть выше, чем в прошлом году. А вот по интернет-трафику, особенно в сетях 4G, будет рекордный рост. Причин для этого много: это и количество смартфонов и планшетов на руках, и популярность интернет-мессенджеров, и интерес к соцсетям. Есть также предположение, что в этом году многие из тех, кто раньше уезжал за границу, останутся дома. А значит, будут встречать Новый год в кругу друзей или в гостях — в других городах страны. Разумеется, мы это учитываем.

Сегодня мы усиливаем сеть в городах Золотого кольца России и в других потенциально интересных для туристов местах. Прежде всего делаем упор на скорость интернета. Общий объем работ довольно большой: модернизируем оборудование примерно трех тысяч базовых станций в нескольких федеральных округах.

Что пожелаете клиентам и себе в новом году?

Чтобы за различными сложностями — а уходящий год был сложным — все мы помнили о своих родных и близких. Не забывали делиться с ними радостями, могли выслушать и, когда это нужно, дать совет. Жители самой большой в мире страны получили возможность общаться друг с другом в любое время несмотря на огромные расстояния. Главное — не забывать пользоваться этой возможностью.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector